0
Корзина пуста

СТОЛЬНЫЙГРАД.рф



 


Правнук Луначарского открыл иероглиф майя и ушел в цирк

Исполнительный продюсер Цирка Танцующих Фонтанов «Аквамарин» Рафаил Мансуров рассказал о своих увлечениях и магических знаках, благодаря которым он обрел главное дело своей жизни.


- Рафаил, чтобы работать в цирке, говорят, надо родиться в опилках. Вы из цирковой семьи?


Рафаил Мансуров:
- Нет, не из цирковой. В моей семье все так или иначе имели отношение к искусству: прадед, Анатолий Васильевич Луначарский, был наркомом просвещения; двоюродный брат моего деда – Борис Пастернак; моя мама – скрипачка; папа – кинорежиссер Булат Мансуров, народный артист, вице-президент гильдии кинорежиссеров со дня ее основания. Я готовился поступать во ВГИК, но решил получить экономическое образование. Потом заинтересовался историей и поступил на истфак МГУ. Как историк, я получил стипендию на изучения языка майя, и поехал учиться в университет в Мехико, где защитил степень магистра по визуальной антропологии. Окончив магистратуру в Мехико, получил грант на получение докторской степени в Оксфорде. Но решил вернуться в Москву.

- Вас ведет по жизни дух здорового авантюризма – бросить все и начать писать биографию с чистого листа?


Рафаил Мансуров:
- Обоснования моему поступку, конечно, есть. Я признался себе, что как ученый, по большому счету, не состоялся. Хотя, у меня есть одно достижение - когда заканчивал МГУ, в дипломной работе я описывал иероглифический язык майя и открыл один из 800 иероглифов, которыми пользовались индейцы майя. Произносится он как «НЕЕЦ’» с глоттализованным усиленным «Ц», а вот переводится, как «дурак».


- Легкомысленный человек

Рафаил Мансуров:

- Или скорее шут, клоун, балбес. Но само по себе в этом есть некий знак.

- Магия иероглифа привела вас в цирк?


Рафаил Мансуров:
- Именно! В 2008 году, вернувшись в Москву, я узнал, что здесь запускается уникальный проект - Цирк Танцующих Фонтанов «Аквамарин», единственный, поскольку на сцене, а не на арене, как в обычном цирке, наравне с артистами «выступают» фонтаны. Это соединение циркового и театрального искусства. Мне показалось безумно интересно влиться в проект практически с нуля, вложить в него свою творческую энергию. Вакантной оказалась должность помощника режиссера, и я с интересом стал выполнять новые для себя обязанности. Я приходил на работу раньше всех, а уходил – последним. Порой выматывался так, что казалось сейчас упаду и умру на месте. Я шел на работу даже с температурой, потому что понял главное – люблю цирк. Здесь было интересно все: я общался с артистами, которые гастролируют по всему миру, узнавал насущные тенденции и историю цирка, знакомился с цирковыми агентами и режиссерами, я вникал в суть постановки цирковых номеров и составления программ. Набравшись опыта, я самостоятельно собрал в «Аквамарине» свой первый сезон. Программа оказалась удачной, пришло много зрителей. Сарафанное радио понесло славу о Цирке Танцующих Фонтанов, о нас стали писать в газетах, говорить на телевидении. «Аквамарин» прочно занял свое место в рейтинге лучших культурных и досуговых мест столицы. Но не думайте, что я сразу стал почивать на лаврах, забот прибавилось еще больше. Я перестал спокойно спать ночами, поскольку проблемы цирка и его сотрудников не давали мне покоя. Чтобы уснуть, порой представлял чистый лист бумаги и концентрировался на нем, чтобы отрешиться от всех мыслей. Но как бы не было тяжело – «Аквамарин» стал делом моей жизни, я за него душой болел и продолжаю болеть.

- На что вы опираетесь, создавая новые цирковые программы?


Рафаил Мансуров:
- Последние несколько сезонов я собираю все: приглашаю артистов, режиссера. Поэтому первая ответственность за качество постановки лежит на мне. В основе программ, конечно, опыт русского и советского цирка. Мастера, благодаря которым отечественный цирк гремел по всему миру, еще живы, и могут поделиться своим опытом с молодежью, которая работает у нас в «Аквамарине». Я стараюсь делать наши программы разнообразными, и большинство из них строится на сочетании разных, казалось бы, несочетаемых, стихий – воды, льда, света. А некоторые наши номера сопровождаются пением вживую – на сцену выходят известные исполнители и своим голосом дают такой эмоциональный окрас номеру, что просто дух захватывает. Я слышал отзывы зрителей: «Завораживает!» - говорят они в один голос. Для всех нас, кто работает в «Аквамарине», это лучший комплимент.


- Вы в основном для детей работаете?


Рафаил Мансуров:
- Цирк любят все, независимо от возраста. Детей в первую очередь привлекают на нашей сцене клоуны и дрессированные животные. Клоунада и дрессура – основы классического цирка, без них не обойтись. Но к нам приходят не только дети. Взрослые без малышей тоже приходят к нам, чтобы вспомнить свое детство и побывать в атмосфере праздника. У нас настоящий праздник на сцене – все фонтанирует энергией в прямом и в переносном смысле.

- А откуда вы артистов приглашаете?


Рафаил Мансуров:
- Цирковой мир большой, но довольно замкнутый, в нем я знаю всех, и все знают меня. Лучшие артисты всегда на виду и на слуху. Я приглашаю всегда самых лучших. Их нет нужды выискивать. В цирке нет такого, что ты гениальный артист, делаешь смертельные трюки, а тебя не замечают. Артисты, которые делают блестящие номера, запоминаются, сразу же попадают на фестивали, и сразу все о них начинают говорить в цирковом мире. Я слежу за всеми. И большинство артистов знают наш цирк и считают для себя честью выступить на сцене «Аквамарина». Я держу руку «на пульсе», обязательно созваниваюсь с теми артистами, кого я хотел бы видеть на нашей сцене, напоминаю им, чтобы в своем плотном графике гастролей они обязательно нашли время, чтобы выступить на нашей сцене.

Как странно порой тасует карты жизнь: ты придумываешь себе один расклад, выбираешь путь и следуешь по нему, а она предлагает нечто совершенно неожиданное, что, в конце концов, оказывается делом твоей жизни – Цирк Танцующих Фонтанов «Аквамарин».


© Беседовал Владимир Стольный, 25.03.2016 г.


Вернуться в раздел ИНТЕРВЬЮ